Спорное месторождение на Каспии: как Ашхабад и Баку разделят нефть и газ

Туркмения и Азербайджан договорились, как делить нефть и газ на спорном каспийском месторождении. Даст ли это новую жизнь Транскаспийскому трубопроводу?

В Ашхабаде министры иностранных дел Туркмении и Азербайджана подписали меморандум о взаимопонимании по совместной разведке, разработке и освоении месторождения, которое в течение трех десятилетий служило предметом спора между этими странами. Раньше это месторождение нефти и газа в Туркмении называлось „Сердар“, теперь оно носит название „Достлук“, а в азербайджанском варианте – „Достлуг“, что в переводе на русский означает „дружба“. Во многом именно этот спор не позволил состояться проекту Транскаспийского трубопровода, имевшего как экономическое, так и геополитическое значение для ЕС, Турции, Центральной Азии, Ирана и России. Означает ли достигнутая между странами договоренность, что теперь проект Транскаспия обретет новое дыхание?

История конфликта вокруг спорных месторождений на Каспии

Спор между Ашхабадом и Баку вокруг того, кому из них принадлежат каспийские нефть и газ, лежащие на линии морской границы между странами, шел едва ли ни с первых дней после распада СССР. Таких богатых углеводородами участков было три, в том числе – „Сердар“.

„Выяснение отношений, чьи это месторождения, в 90-е годы проходили между президентами Туркмении и Азербайджана Ниязовым и Алиевым-старшим со взаимными оскорблениями, доходило почти до разрыва дипломатических отношений и угроз военного конфликта“, – вспоминает туркменский оппозиционный политик Нурмухаммед Ханамов, в те годы занимавший высокие государственные должности. И этот конфликт во многом повлиял на судьбу Транскаспийского газопровода, утверждает он.

„Президент Туркмении Ниязов фактически шантажировал ЕС, очень заинтересованный в этом трубопроводе. Он спекулировал на том, что, пока Баку не решит спорный вопрос в пользу Ашхабада, газопровод не начнут строить“, – говорит собеседник DW. Но в 1999 году, после окончания саммита на высшем уровне в Стамбуле, при посредничестве США все же было решено подписать протокол соглашения по спорным вопросам между Ниязовым и Алиевым при участии президентов Грузии и Турции. В качестве гаранта тогда выступил президент США Клинтон. И протокол был подписан.

„Но он остался на словах. Основной причиной были спорные месторождения на Каспии. Ниязов вел себя очень капризно. Я помню, когда делегации разъезжались из Стамбула, в аэропорте я случайно услышал разговор Алиева с турецкой делегацией, где он посетовал, что не понимает, чего хочет Ниязов, и что он, Алиев, не может просто отдать ему азербайджанскую долю газа… Уже тогда мне стало ясно, что вопрос Транскаспия очень долго решен не будет“, – рассказал DW лидер оппозиционной партии Туркмении в изгнании и бывший посол Туркмении в Турции.

Как Туркмения и Азербайджан поделят спорные нефть и газ?

С приходом к власти в Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова, а в Азербайджане Ильхама Алиева, споры между Ашхабадом и Баку не закончились. Так, летом 2012 годамежду странами возник острый конфликт после попытки туркменского геологоразведочного судна подойти к спорному участку Каспия, пресеченной азербайджанскими пограничниками. Однако новый президент Туркмении, по мнению Нурмухаммеда Ханамова, в целом оказался более склонным к компромиссам, нежели его предшественник. В итоге, в марте 2020 года президент Туркмении приехал в Баку и договорился о сотрудничестве на месторождении. Теперь это закреплено меморандумом.

Азербайджанский эксперт Ильгар Велизаде в интервью СМИ оптимистично высказался о том, что „две страны имеют все возможности для совместной реализации этого проекта, поскольку здесь создана хорошая инфраструктура, имеются необходимые технологии для реализации богатств из этих месторождений“. Он не исключил, что к совместной разработке будут привлечены иностранные операторы. При этом эксперт дал понять, что углеводороды „Дружбы“ удобнее транспортировать с помощью азербайджанской инфраструктуры, которая „позволяет доставлять нефть и газ с этих месторождений на азербайджанский берег и дальше транспортировать их в европейском направлении“, тогда как для Туркмении „строительство столь дорогого проекта было бы трудно“.

Баку готов взять на себя транзит углеводородов в рамках двустороннего сотрудничества с Ашхабадом, опираясь, прежде всего, на недавно запущенный Трансадриатический газопровод и ресурсы  азербайджанской компании SOCAR с участием иностранных компаний, соглашается эксперт Центра исследований кризисных ситуаций (CSCR) Ирина Андриевская. „О готовности Туркмении пойти на это говорит подписание на днях контракта „Туркменнефти“ с китайской компанией Honghua International Co на закупку бурильных труб, хотя официально не уточняется, для какого именно месторождения предназначается оборудование“, – продолжает собеседница DW. По ее мнению, речь идет о возрождении Транскапийского проекта.

Меморандум о месторождении и Транскаспийский трубопровод

„Освоение месторождения с прогнозируемыми запасами, по данным американской компании Mobil, в 30 миллиардов кубометров газа и более 50 миллионов тонн нефти делает проект Транскаспия вновь жизнеспособным. Этому благоприятствует торможение „Северного потока – 2″ со стороны США, урегулирование конфликта в Нагорном Карабахе, подписание в 2018 году конвенции о правовом статусе Каспия и отказ России от ряда экологических претензий в связи с строительством собственного аналогичного объекта“, – отмечает Андриевская. Интерес к развитию Транскаспийского трубопровода еще в 2018 году обозначили компании British Petroleum, Shell и Total, Евросоюз выразил готовность привлечь инвестиции, а Турция официально объявила, что будет покупать у Туркмении газ через Транскаспийский газопровод, напоминает она.

Нурмухаммед Ханамов отмечает особую роль Турции в сближении позиций Ашхабада и Баку по спорным вопросам. „Анкара хочет их объединить в некое тюркское содружество под своей эгидой. Что касается газа, то за время споров вокруг „Сердара“, появился трубопровод „Турецкий поток“ из России. Но Анкара и сейчас заинтересована в Транскаспии. Он сможет полностью покрыть потребности востока самой Турции в газе, снизить ее зависимость от российского газа и направить его в Европу. Кроме того, турки с удовольствием вместо иранского газа получали бы туркменский газ“, – считает туркменский политик и эксперт по Турции.

Leave a Reply

%d bloggers like this: